Gintama.| Just Do It

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Gintama.| Just Do It » #Йошивара » Кабаре "Три Звезды"


Кабаре "Три Звезды"

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Весьма шумное и всегда полное людей помещение. Выглядит оно почти так же, как и все остальные подобные заведения. Тусклый свет, множество гейш, зашедших сюда парней и мужчин, дорогая выпивка. Конечно же и тут бывают драки, недовольные клиенты и прочие недоразумения. А так место довольно тихое и приличное ... для Йошивары.

0

2

Не посетили меня дельные мысли, а потому как-то не стал ни с кем взаимодействовать. Будем считать, что просто вводный.

[Первый пост]

Разум был очищен синеватым газом. Все воспоминания и мысли смыло, вместо них остался лишь непроглядный туман, укутавший большую часть сознания. Проснувшись тогда, буквально через несколько секунд, Такасуги совершенно не понимал, что происходит. Разум решительно отказывался помогать, он, фактически, даже и начинал работать. Тогда прямо перед Шинске объявилось нечто крупное с большим топором. Сейчас лидер кийхейтая уже и забыл, как выглядело то создание…
В ту самую секунду, когда лезвие топора, должно было расколоть голову Такасуги, как спелую дыню, что-то колыхнулось в этом темном сознании.
Тело Шинске прошло через бессчетное количество боев. Он давно не сражался лично, но эта память не уходит так легко, она плотно срастается с инстинктами и рефлексами. Это чудище с топором успело нанести один удар, пусть и не удачный, но, в сравнении с прочими, он действительно везунчик.
Казалось, что воспоминания вернулись к Такасуги. Его сумасшедший взгляд, сверкающий отблесками дикой злобы и неудержимой ненависти, и эта ненормальная улыбка. Аманто были ошарашены: они ведь надеялись увидеть беспомощного и жалкого лидера кийхейтая, способного лишь моргать своим единственным глазам или умолять о пощаде, повинуясь инстинкту самосохранения, хотя не один Шинске разбушевался в кабаре…
Сам Такасуги ещё не до конца пришел в себя. Он скорее напоминал тряпичную куклу. Тело двигалось стремительно, разрубая аманто на части без тени жалости и сомнений, но сам Такасуги, казалось, не чувствовал его, словно он смотрел сейчас чужими глазами. Даже его движения были немного другими. Неведомый шепот острой иглой пронзал больной мозг. Пламя ненависти – безумное и беспощадное – не затушить так легко. Из тумана беспамятства пробивается рык кровожадного зверя мщения, и в голове вновь звучат эти заветные слова: “Убей их! Убей их всех!”
Такасуги не кровожадный Ято, но его ненависть была ничуть не слабее их врожденных инстинктов. Печально, что она не давала ему такую же чудовищную физическую силу.
Повинуясь жажде убийства, Такасуги рубил всех, кто оказывался поблизости. Пусть разум, лишенный воспоминаний, не способен был понять происходящее, злоба проходила сквозь все тело, двигая его вперед.
Он остановился так же внезапно, когда нападавшие и находящиеся в поле зрения лежали на полу. Истерзанные тела сложно было узнать. Такасуги, находящийся во власти инстинкта убийства, явно не ограничивался одним смертоносным ударом. Лезвие катаны в крови, пятна крови остались на руках и на кимоно, пусть так они были не так заметны.
Он тяжело дышал. Повинуясь лишь инстинктам, он не следил ни за дыханием, ни за своими движениями, поэтому уже чувствовал легкое физическое истощение. Зеленый глаз будто дрожал, судорожно переводя взгляд с мертвых тел на меч. Легкая дрожь сотрясала руки. Непонимание и даже страх, которого никогда не было у Такасуги, но беспамятство не только оставило от безумия и ненависти лишь жалкие искры, оно и разрушило всю внутреннюю защиту, этакую скорлупу, в которой и пряталась гниющая душа Шинске.
Он удивленно оглядывался. В кабаре ещё сражались люди. Рука дрогнула. Он бы бросился в бой, но ход мыслей медленно, но верно приходил в норму, пусть Такасуги ещё не мог составить цельную картинку происходящего.
Они пока достаточно далеко. Благо, помещение отнюдь не мелких размеров. Свободной рукой он прикоснулся к своему лбу. Казалось, что голова раскалилась до немыслимой температуры. В глазах мутно, а до ушей гулким, пусть и довольно тихим, эхом долетали слова кровожадного зверя...

+5

3

офф: ой-ой-ой, гоменэ, увлёкся и не сразу понял, что расписал с самого начала, а не окончания битвы ~

[Первый пост]

Самурай в компании с Аманто сразу привлёк внимание Камуи, не тем как они выглядели и не потому, что он слушал их разговор, он не слышал его и даже не пытался услышать, к тому же только  вошёл сюда. Однако животный инстинкт тут же учуял запах исходящий от него. От самурая. До Аманто парню дела не было, он ничем не отличался от остальных ему подобных, слабых, трусливых, хитрых и ничтожных. А вот в этом человеке было что-то такое, что заставило Камуи приоткрыть глаза и заинтересованно посмотреть на незнакомца. В нём чувствовалась сила, уверенность, вот только сильно ли он отличался от прочих подобных представителей данной расы?
Не прошло и минуты, после того, как представитель сильнейшего клана во вселенной, зашёл в данное заведение, как внезапно оно наполнилось густым синим дымом, а в сознание тут же промелькнуло название и назначение этого вещества, ему ли не знать зачем его используют и какие последствия после него будут. Но в одно мгновение всё это было стёрто, а вместе с ним и остальное. Так просто лишиться всей жизни, всех воспоминаний, даже собственное имя забыть, но при этом остаться собой.
В голове было пусто, даже слишком. Несколько секунд казалось, что она гудит, абсолютная дезориентация в пространстве и непонимание происходящего. Ещё мгновение и в помещение ворвалась существа разных мастей и пород, вооружённые до зубов. И тут словно что-то щёлкнуло в голове, губы в считанные секунды расплылись в широкой улыбке, зрачки сузились, а взгляд стал безумным. Он жаждал крови, их крови, в сознании отчётлива была мысль, что всех этих незваных гостей надо перебить. Им двигал инстинкт и направлял его в самую гущу сражений, хищная улыбка ни на секунду не спадала с лица. Сердце ухнуло и снова забилось в привычном ритме, в душе осталось лишь нетерпение и причину его Камуи прекрасно осознавал. Он хотел почувствовать их кровь на своих руках, их всех убить. Что он тут же и начал делать.
Вряд ли Аманто ожидали увидеть здесь помимо Такасуги ещё и самого Капитана седьмой дивизии Харусаме, самого сильно и безжалостного отряда. Да что там, они даже не знали, что Камуи в Эдо, а не бороздит космос, а теперь один за другим погибал от его руки. И даже трудно сказать, что страшнее, когда он в своём уме или полностью поглощённый инстинктами Ято. Как ни стирай память и как ни старайся, это стереть из него никому не удастся, он всю жизнь посветил тому, чтобы стать самым сильным, он полностью подчиняется своим инстинктам, нет, он их принимает. И сейчас в сознании только они и преобладали.
Быстрые и уверенные движения, наполненные такой силой, что запросто пробили грудную клетку носорогоподобному Аманто. Кровь брызнула на лицо, а Камуи даже глазом не моргнул, продолжая улыбаться и, небрежно сбросив с руки мёртвое тело, чуть наклонил голову, краем глаза подметив несущегося на него следующего противника. Ухмылка стала ещё шире, резки разворот, удар, точно попавший в сердце. Один за другим, словно тряпичные куклы, враги падали на пол, так и не сумев причинить ни малейшего вреда противнику, руки которого уже по локоть были в крови. Сразу видно, что Камуи провёл очень много времени в сражениях, для него жизнь ничего не стоила, особенно сейчас, смерть лишь доставляло удовольствие, хотя и не в полной мере. От чего-то в душе появилось непонятное негодование.  Слишком легко.
И вот он замер, облизнув кровь с руки, парень внимательно осмотрел помещение, которое сейчас очень напоминало кровавую бойню, но ведь так оно и было. Среди бесчисленного множества окровавленных и уничтоженных Аманто, вместе с ним, находилось три выживших. Парень и девушка. Камуи небрежно прошёлся по трупам, ещё недавно яростно бросавшихся в безнадёжный для них бой, и уселся на барную стойку, с интересом осматривая счастливчиков. В голове всё так же было пусто и ни намёка на просветление, разве что сознание стало более ясным, в ушах раздавался тихий звон, однако на такие мелкие неприятности Камуи совсем не обращал внимания, почему-то казалось, что это не важно, что вскоре всё пройдёт. Хотя поначалу в душе было ясно ощутимо непонимание и даже лёгкий испуг, столь несвойственный ему и почти тут же подавленный инстинктами Ятодзоку. Присвистнув, Камуи решил первым подать голос и беззаботно обратился к выжившим.
- Уоу ~ а вы весьма недурны собой. По чью же душу они пришли, нэ? - парень взглядом указал на безжизненного Аманто.
Внезапно голову пронзила резкая боль, а в глазах зарябило, от чего Камуи зажмурился на мгновение. Но всё прошло так же резко, как и началось. Вот и всё, весь прогресс. Ни имени, ни цели и почему же тогда это его совсем не волновало, как будто всё так и должно быть, как будто ничего из этого ему не нужно.

+4

4

Простите за задержку, долго думала над постом, чтобы он получился более-менее натуральным и амнезийным.

Первый пост
Девушка с  трудом приоткрыла глаза и приподняла голову. Помещение, в котором она находилась, вместе со всем внутренним убранством сразу же поплыло перед глазами. Девушка снова положила голову на пол и, почувствовав, что он влажный и липкий, провела по нему рукой возле своего лица. На пальцах была кровь: своя или же чужая, она так сразу не поняла. Чувства постепенно возвращались к ней: картинка перед глазами начала обретать ясные очертания, можно было различить звуки музыки и шипение разбитых динамиков, а в нос ударил сладковатый запах крови и чего-то ещё…
Кажется, так пах странный газ, которым наполнилось помещение перед тем, как аманто бросились с оружием на молодого человека с трубкой-кисеру.
«Почему они напали?! Что, чёрт возьми, происходит?!» - растерянно подумала девушка. То, что произошло, не было похоже на обычную драку, всё это больше смахивало  на заказное убийство, точнее, его попытку… Но кем был этот человек и кому была нужна его смерть?
Осторожно поднявшись на локтях, девушка окинула взглядом помещение. Мебель превратилась в щепки, на залитом кровью полу лежали изуродованные тела. К горлу подкатила тошнота. Девушка закрыла глаза, пытаясь отогнать видение. Конечно же, это страшный сон, воплощение её страхов, ей всё мерещится. Что она могла делать в таком месте со всеми этими людьми?
Но стоило открыть глаза, как стало ясно, что все происходит на самом деле. Опираясь на стену, девушка смогла подняться на ноги и оглядеться получше. В помещении было ещё двое выживших: тот самый человек с кисеру, на которого напали, и рыжеволосый незнакомец. Рука девушки инстинктивно нащупала кунаи в складках одежды. Она не нападет первой, но надо быть начеку, хотя это глупо - в таком состоянии в драке против двоих мужчин, тем более, что каждый из них превратил в фарш не менее дюжины нападавших, она вряд ли выстоит. Молясь богам о том, чтобы они не оказались врагами, девушка сделала несколько шагов в их сторону. Стоит попытаться поговорить с ними, возможно, они знают, что здесь произошло.
- Уоу ~ а вы весьма недурны собой. По чью же душу они пришли, нэ? – спросил рыжий.
Уверенность в его голосе почему-то обнадеживала, и девушка ответила:
- Я бы тоже хотела это знать.

Отредактировано Tsukuyo (28.02.2011 19:39)

+4

5

Не считая малой части чудом уцелевшего персонала кабаре, успевшей скрыться в иных помещениях, выжило лишь трое. Единственный глаз Такасуги внимательно осматривал обоих. Во время краткого помешательства, когда инстинкты двигали телом, он попросту не мог видеть, что происходило в кабаре, но окровавленные руки паренька заставили насторожиться. Вместе с памятью ушла львиная доля информации о нечеловеческих созданиях, но сейчас это выглядело совершенно противоестественно. Девушка вызывала меньше опасений. Наметанный глаз Шинске временно лишился своих навыков. Ранее ему, прошедшему войну, не составило бы труда отличить убийцу от человека, никогда не державшего оружия. Сейчас лидер кийхейтая не помнил никакой войны, не понимал, как он смог расправиться со всеми этими чудовищами. Больше всего его удивляло то, что, глядя на истерзанные и изрезанные тела аманто, он почти ничего не чувствовал. Возможно, дело в чудовищной наружности аманто и в том, что тела убитых девушек не бросались в глаза…
Шепот становился все тише. Поток ненависти, вырвавшийся вместе с немыслимой долей адреналина и страхом гибели, остановился, а теперь он исчезал, оставляя за собой едва заметные следы на белой скатерти беспамятства.
Такасуги помнил, как двигались его руки. Своим единственным глазом он видел, как лезвие его катаны проходит сквозь тела. В ушах тогда слышался омерзительный скрежет и хруст, разрываемой плоти и ломаемых костей. Но Шинске не чувствовал эти движений. Он видел, как двигались его руки, но он определенно не ощущал их тогда, равно как и все тело. Оно двигалось самостоятельно, когда мозг был ошарашен и дезориентирован, и это удивляло больше всего.
Стоило ненависти полностью оставить его сознание, как усталость стала куда более явственной помехой. Безумие – основной источник сил – исчезло. Мышцы и суставы разъедала колкая боль, будто Такасуги поднимал каждого из этих аманто, подобно штанге, более сотни раз.
Рыжий паренек и девушка особого доверия не вызывали. Пожалуй, именно поэтому катана не вернулась в ножны. Главное, что ладони перестали дрожать.
- Они точно пытались убить меня…- негромко произнес Такасуги. Даже в этом, довольно-таки жалком, состоянии растерянности не сложно было догадаться, что злобный аманто замахнулся топором не чтоб жирок растрясти.
- А вы кто? – взгляд единственного глаза обратился к пареньку и девушке. Разум успокаивался и восстанавливался. Пожалуй, обратись кто-то из них к Такасуги десятью минутами раньше, он точно бы напал. Впрочем, Шинске и сейчас не мог им доверять.
Он так же помнил, что убитые им девушки не проявляли агрессии. Отчего-то эти мысли приходили в голову волнами: следствие амнезии, пожалуй.
Пальцы коснулись влажного лба. Такасуги был жесточайшим существом, не прощающим себе постыдных слабостей, но сейчас в сознании проходила нешуточная борьба между остатками гнили, плотно укоренившейся в душе, пустотой и общечеловеческой моралью, которую, видимо, не так то просто смыть.
Ему явно было дурно. Моральное состояние находит свое отражение на физическом здоровье. Еда просилась на волю, готовясь выйти за пределы желудка, а острая головная боль становилась все сильнее. Скрыть эмоции и дурноту сейчас отнюдь не просто. Особенно, когда даже шаги даются с трудом. Когда Шинске развернулся к оставшимся, он с трудом удержался, чтобы не упасть. Таким лидера кийхейтая не часто увидишь…

Отредактировано Takasugi Shinske (01.03.2011 11:48)

+4

6

И снова тишина, как долго она длилась? Да с самого начала, Камуи вообще не слышал звуков, ни тогда, когда методично убивал Аманто, ни сейчас, когда всё закончилось. Всё помещение было погружено в тишину, она окутала каждый угол, каждый сантиметр. Но вот звуки вновь стали возвращаться, откуда-то послышался чей-то стон, неужто кто-то выжил? Вместе с этим сознание начало медленно, но верно работать, не просто принимая всё, как должное, но и обрабатывая полученную информацию. И только сейчас Камуи понял, что все его воспоминания начинаются с того, как какой-то кошак под два метра кинулся на него с секирой. Мелочь, но факт - он не помнил как тут оказался. Ну да ладно, однако помимо этого он не помнил даже того, кто он, хотя вот странно, думать над этими насущими проблема парень не стал и лишь беззаботно улыбнулся, приоткрыв глаза, и внимательно, с неподдельным интересом наблюдал за выжившими. Он бы легко сошёл на невинного паренька, который по непонятной причине оказался в этом гиблом месте, вот только его детская непосредственность и безмятежность совсем не вязалась с окровавленными руками. Самому же Камуи было на это всё равно, так же всё равно и на то, что он совсем недавно с лёгкостью ломал кости и огромных непонятных существ лишь лёгким движением руки. Какая разница, как и почему? Это есть и это весьма забавно, и не вызывает ничего, кроме улыбки.
Камуи сразу заметил как напряглась девушка, не доверяет, боится? Хо, почему? Неужто думает, что он и её решит убить? Зачем, ему это не надо, разве что сама не нападёт первой, на всё воля выбора. Парень чуть качнулся вперёд и с интересом смотрел на незнакомку.
- Расслабься, Куноичи-сан - с весёлыми нотками в голосе, обратился он к девушке. А девушка и правда походила на ниндзя, а коли он не знает её имени, да что там, ему как-то всё равно, как звать её, то будет называть по первой ассоциации. - Мы не будет тебя убивать, не думаю, что твоя жизнь так ценна, ведь так, Самурай-сан? - повернувшись в сторону парня закончил Камуи.
"Они точно пытались убить меня", так сказал Самурай без имени. Забавно однако. На одного парня такая толпа зверей, неужели так боялись его?
- Нэ-нэ, Самурай-сан, а ты ведь сильный, да? - улыбка на мгновение переросла в хищный оскал. Всего мгновение и вот он опять сама невинность и полон дружелюбия. Почему-то ему было это даже ... важно? По непонятной причине в голове ясное было разделение, взявшееся непонятно откуда: сильные - хорошо, слабые - ничто. И чего он хотел? Да ничего, в голове не было конкретных целей или мыслей. Ничего не было, больше походило на праздное любопытство, а вот что за ним последует... кто знает, но в бой точно не бросится. Причин не было, а если нет причин, зачем это делать? Хотя, если подумать, то возникало очень много вопросов по поводу происходящего. Вот только он не думал и был беспечен, а так же уверен, для этого причина не нужна, это, можно сказать, в крови. Долгая жизнь, прожитая по одним принципам и взглядам, даже после потери всех воспоминаний оставляет на себе отпечаток. И удивительно даже, как трудно изменить человека, но в тоже время, как слаб в таком состоянии человек, ведь можно написать на нём новую историю, если только никто не помешает это сделать.
- Кто мы? - зачем-то переспросил Камуи вопрос заданный им, после чего внимательно осмотрел всё помещение, словно ища в нём ответ. Вот только ничего кроме бесчисленного множества трупов, крови и поломанной мебели он не нашёл и лишь тихо хихикнул. А после перевёл взгляд с Самурая на Куноичи и обратно.
- А-ха, кто знает, да и какая разница? - снова улыбка, а глаза внимательно смотрели на парня - однако если подумать, мы все трое находимся в одном месте - взгляд метнулся к девушке - и заметьте, только мы выжили - голос звучал весело и деланно сосредоточенно, словно он хотел подчеркнуть то, что усиленно думает, хоть на самом деле это и было не так - так, что, возможно, мы одна команда, хех, забавно, не правда ли?
Удивительно, что он вообще находился в таком хорошем состоянии, а может это только пока и потом пост эффект даст о себе знать, сейчас же лишь голова шла кругом, однако на это он старался не обращать внимание, полностью сконцентрировавшись на выживших, так как происходящее и правда казалось не более чем забавой.

+1

7

Рыжий назвал третьего выжившего самураем. Девушка перевела на того взгляд и присмотрелась: и правда, манера держать меч и повязка, скрывающая старую рану, выдавали в нём опытного воина. Вопрос в другом: кто и за что собирался убить его? Он опасный преступник? Или же он ценен и важен? Как же это ужасно – очнуться в помещении, полном трупов и кровищи, и ничего не понимать!
Вопрос, заданный Самураем-саном (девушке понравилось, как его окрестил Рыжий), ввел её в полное замешательство. Она хотела было назваться, но внезапно поняла, что не помнит своего имени. Точнее, оно вертелось где-то далеко на задворках сознания, и казалось, что вот-вот вспомнится, но почему-то в последний момент оно снова ускользало. Зато в уме всплыло обидное выражение про девичью память…
Рыжий опередил её, но в его словах не было ответа на заданный вопрос. Кажется, у него тоже память напрочь отшибло, вот только открыто признаваться в этом он не собирался. Интуитивно девушка чувствовала, что оба мужчины были ей незнакомы до сегодняшнего вечера, однако, слишком многое вокруг казалось ей незнакомым, она даже имя свое не могла вспомнить, поэтому целиком полагаться на чутьё не стоило. Рыжий назвал её куноити, поэтому его предположение по поводу того, что они все трое здесь заодно, могло оказаться верным. Но с другой стороны, как ещё тебя назовут, когда вместо заколок ты используешь брутальные кунаи? Нет, не стоило доверять чутью. А вот здравому смыслу – стоило.
- Если это так, Рыжий-сан, то нам стоит поскорее убраться отсюда, - сказала девушка, повинуясь тому, что твердил ей здравый смысл, и взглянула на Самурая, ожидая одобрения и поддержки. – Здесь, конечно, мило, но вечеринка подошла к концу.

+3

8

Головная боль сильна. От запаха крови, становящегося все сильнее, становилось дурно. Разум, очищенный от грязи, не могу воспринимать все это, как должное, но нельзя стереть все следы сражений. Пожалуй, именно поэтому, невзирая на протесты и заверения здравого смысла, Такасуги оставался относительно спокойным внешне.
Шинске только сейчас приметил длинную трубку. Она лежала на столе, прямо у того места, где он сидел, когда разъяренный аманто занес над ним свое оружие. Самурай поднял трубку машинально. Наверное, она упала на стол в момент нападения. Он пытался вспомнить те самые секунды начала боя, но представить это чудовища с подобной трубкой было слишком тяжело.
Лидер Кийхейтая слышал, что говорил рыжий паренек. Он лишь кивнул, украдкой взглянув на девушку. Ценна ли её жизнь или нет - это неизвестно Такасуги. Он, опаснейший из земных террористов, ведь и про ценность своей шкурки не ведал. Одно самурай знал точно: убивать кого-то или сражаться он не собирался. Телу требовался отдых, он явственно ощущал это, да и одноглазый лишь сейчас заметил, что держит окровавленную катану в руке. Самое смешное, что Шинке, несколько минут назад зарубивший кучу этих чудовищ, не представлял, как правильно использовать это оружие. Пусть тело помнило все движения на уровне инстинктов и рефлексов, но в разуме не осталось никаких сражений и убийств, будто Такасуги впервые взял в руки меч.
Он поднял меч, вводя лезвие в ножны, но тут же остановился, скрыв лишь кончик катаны, когда вопрос, заданный этим рыжим пареньком, отвлек Шинске. Он встретился с хищным взглядом паренька, казавшегося таким добродушным, несмотря на окровавленные руки. Всего лишь секунда, но для лидера Кийхейтая время, казалось, замедлило бег. Он замер, легкая дрожь прошла по телу, когда глухой, неразличимый шепот, послышался в ушах. Пальцы сильнее сжали рукоять. Тело чувствовало опасность, равно как и зверь, неспособный сейчас контролировать разум. Подойди Камуи ближе сейчас, Шинске, все ещё не совсем устойчивый эмоционально, вполне мог начать сражение, пусть и совершенно неосознанно.
С приглушенным скрипом лезвие скрылась в ножнах спустя несколько секунд. В Такасуги не было дьявольских инстинктов Ято, посему его внутреннему монстру было гораздо тяжелее...
Возможно... - негромко произнес Шинске. Он, наверное, в самом деле силен, раз убил столько аманто...
Ясно, что ничего не ясно. Отчего-то не возникало сомнений, что эти двое находятся в той же ситуации. Самурай-сан, Куноичи-сан, Рыжий-сан... Кодовые имена, достойные секретных агентов, но Шинске все равно, пусть и незнание собственного имени порядком удручало, равно как и непосредственность, с которой Рыжий говорил.
- И забавно, и странно.
Команда и впрямь получилась забавная. Мало того, что они друг друга не знали, так ещё и в своем происхождении не были уверены, но в том, что они команда убийц, гордо именовавшихся воинами в народе, отчего-то тоже не приходилось сомневаться, пусть и поверить в то, что ты, не представляющий как правильно орудовать мечом, перебил столько врагов, тоже было не просто.
Шинске кивнул, соглашаясь с куноичи. Он тут, похоже, самый немногословный. Не ясно: был ли он таким или это все следствие шока.
- Идем, - отнюдь не командный тон, но и явно не предложение. Привычка лидера, пользующегося безграничной преданностью. Такасуги пошел к выходу. Ему и самому хотелось уйти и избавиться от дурноты, мешающей мыслям прийти в полный порядок.

--->Главная дорога.

+4

9

Инстинкты инстинктами, однако сейчас Камуи всё же был ближе к обычным людям, к тем, кого он ставил ниже себя ни на одну планку и по одной простой причине - они были слабы. Сейчас же он понятия не имел о том, что является Аманто, кто это такие и что вообще значит слово, он даже не помнил его. Ровно так же, как и не помнил о том, что есть такое слово, как "люди". Определение этих слов было глубоко спрятано в сознание и то, что его спутниками были именно людьми, он не знал. Они просто есть и всё тут, да и сам он выглядел точно так же и ни чем не отличался от них. В нём не было усталости, он был полон сил, однако это не отменяло головной боли и головокружения, которые теперь стали куда ощутимее, чем всего минуту назад. И вот странно, болела только левая часть лба, она раскалывалась на части, словно кто-то усердно ковыряется там ножичком. И это при том, что он никогда ранее не придавал ни малейшего значения боли, да что там, он просто её не чувствовал. Но и не часто попадался такой противник, который смог бы ранить его. Помещение перед глазами плыло и качалось из стороны в сторону, однако это лишь вызвало короткую усмешку на губах, которая мгновенно сменилась привычной улыбкой. Решив, что ничего страшного в этом нет и придавать сему значения не нужно, пройдёт.
Говорят, что внешность обманчива и бесспорно, это выражение будет верным. Вот он сидит, прикрыв глаза, и мило, доброжелательно улыбается присутствующим. Вот его короткий вопрос к Самураю и на мгновение можно увидеть его истинную сущность, скрытую сейчас даже от него самого. Снова улыбка, но глаза теперь приоткрыты и с большим интересом смотрят на одноглазого парня. Этот факт он вообще только сейчас приметил, стало вдруг интересно, что с ним случилось и как именно он лишился его, и лишился ли на самом деле, но этот интерес очень быстро спал и в голове вновсь всплыли воспоминания минутной давности. Всего на секунду, когда Камуи задал столь простой вопрос этому Самурю, в нём что-то изменилось, даже нет, в них обоих. Однако ответ на вопрос "что и почему" неуловимо ускользал и в конце-концов, он просто решил забыть это. Придёт время и он вспомнит.
В помещении витал ясно ощутимый и такой знакомый, даже близкий запах смерти, на языке до сих пор остался металлический привкус крови и сейчас Камуи не совсем понимал, зачем он тогда вообще, так сказать, пробовал её. Но в то же время, он не сомневался в том, что если бы сейчас всё началось сначала, он бы сделал тоже самое. Каждый из присутствующих был погружен в свои мысли, они вообще не отличались многословием и казалось, что каждый просто напросто не знал, что тут делает и что делать теперь. Его сознание было сейчас похоже больше на чистый лист и сконцентрировать внимание на чём-то одном было весьма трудно. Пусть он и оставался беззаботным и несерьёзным, однако тем не менее, надо признать, голова начала работать, медленно но верно. Он больше ничего не говорил и лишь молча слушал короткий разговор, решили покинуть данное заведение. Хотя самому Камуи было как-то всё равно останутся они тут или же пойдут куда-то. В чём разница? В горе трупов? Много ли они меняют? Нет. Ничего, выйди ты на улицу, суть останется той же. Однако он лишь тихо усмехнулся и спрыгнул с барной стойки, после чего направился в сторону выхода.
Если внимательно посмотреть на каждого из них, то можно заметить, что на самом деле, они совершенно разные, если не считать того, что вместе убили немало Аманто, для Камуи же, сейчас, просто каких-то странных существ. Даже не просто увидеть, а почувствовать. От каждого исходил разный... запах. Они в корне отличались друг от друга, однако эта полученная внезапно информация от чего быстро затерялась где-то в глубине сознания, стоило только выйти из помещения. В нос тут же ударил непривычный запах пыли, а вокруг витал неясный аромат, определение которому парень не мог дать. Камуи огляделся вокруг, в глаза так и бросались яркие вывески, которые были по всюду. Окружающие же люди были очень похожи друг на друга и разделить их можно было всего на две категории - девушки, фальшиво улыбающиеся, вот только от куда он знал, что улыбка была их фальшивой, трудно было понять и парни, самоуверенные и находящиеся непременно в окружении этих самых девушек. В забавном месте они оказались. Всё это время он улыбался, словно эта улыбка прочно приклеилась к нему и была неотъемлемой его частью. Парень был расслаблен и спокоен, так, словно его вообще не волновало происходящее.
- И куда теперь отправится наше Трио? - с задорными нотками в голосе, обратился к спутникам Камуи, окончив осмотр окружающей его обстановки. Не было вокруг ничего интересного и ничто не стоило того, чтобы задержать на нём внимание. Именно такое сложилось впечатление, а разбираться в том, откуда оно пошло, парень не стал.

>>>> Главная дорога

0

10

Самурай осознанно или нет взял на себя роль лидера. Если подумать, то из всех троих он, спокойный и уверенный  в себе, больше всех подходил на неё: Рыжий-сан казался слишком беззаботным и несколько самовлюбленным, а сама девушка даже не помнила своего имени. Как же она тогда смогла бы вести кого-то за собой?
Немного промедлив, девушка молча пошла за этими двоими. В конце концов, что мешало ей развернуться и уйти своей дорогой, на всякий случай метнув тем, кто шел впереди, пару кунаев в спину? Но чутье подсказывало ей, что в одиночку пролить свет на всю эту историю будет очень сложно.
Вся троица вышла из помещения. Там, где они оказались, люди, похоже, и не заметили, что по соседству что-то произошло. Девушке стало не по себе оттого, что все «трио» было с ног до головы перепачкано своей и чужой кровью. Оставалось надеяться, что посетители кабаре будут так увлечены своими делами, что не обратят внимание на это. Однако же, обратили.
-  Хьякка… Ведет нарушителей, - изредка доносилось в спину.
Это слово показалось девушке очень знакомым, но что оно обозначало на самом деле, пока что вспомнить она не могла, но оно точно имело к ней какое-то отношение.
Рыжий-сан вёл себя так, как будто оказался на увеселительной прогулке. Что ж, если не знаешь, куда идти, может быть, и правда стоит прогуляться?
- Думаю, нам надо привести себя в порядок, осмотреться и понять, где мы, - ответила ему девушка.

=====> главная дорога

+2


Вы здесь » Gintama.| Just Do It » #Йошивара » Кабаре "Три Звезды"