Gintama.| Just Do It

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Gintama.| Just Do It » #Йошивара » Главная дорога


Главная дорога

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

Главная дорога освещена лишь тусклым светом фонарей и могочисленными яркими вывисками, которые придают ей весьма сказочный вид. Вот только не всё так сказочно и нередко в переулках можно заметить гейшу, молящую о помощи. Здесь тщательно следят за порядком и наруши ты хоть одно правило, тебя тут же ждёт расплата, ведь по всему городу находятся члены Хькка, замаскированные под простых жителей.

0

2

Персонаж Киджима Матако
http://savepic.org/1445191.jpg
По правде говоря девушка не испытывала к Аманто тёплых чувств, да и с чего ей их испытывать? Интуиция так и подсказывала, что им доверять нельзя и они воспользуются любой возможностью, чтобы воткнуть четвёрке Кихэйтая нож в спину. Так и случилось. Как-то она слышала, что если ты будешь постоянно думать о плохом, то оно непременно с тобой случится. То ли она и правда слишком много думала о предательстве со стороны Аманто, то ли у тех просто сущность такая подлая. Матако же склонялось ко второму варианту и когда она услышала, что те заманили Шинске-сама в ловушку в Йошиваре и убили его там, то сломя голову бросилась в это проклятое место, ничего не сказав своим товарищам. Девушка прекрасно понимала, что он ни за что не умрёт от руки каких-то жалких Аманто, однако сердце предательски билось со скоростью сто киллометров в час, в смысле, сто ударов в секунду. И не говорите, что это невозможно, когда любимый в опасности возможно всё. А вдруг их слишком много? А что, если они снова используют какой-нибудь подлый и грязный трюк? А если с Шинске-сама и правда что-то случится? И ещё много "а что, если". Девушка понятия не имела, что будет делать, если он будет серьёзно ранен... хотя нет, если так, то она будет ухаживать за ним, лелеять и заботиться. А если, если... что последует за этим "если" девушка не хотела думать и то и дело отоняла навязчивые мысли. Но в любом случае, она сделает одно точно - прострелит этим недоумках их тупую бошку. Каждому, без исключения. Нашпингует их уродливые тела свинцом так, что они и после смерти будут помнить её.
Девушка пробегала один переулок за другим и вот наконец она добралась до нужного места. Лифт катастрафически долго спускался вниз, время казалось замерло на месте, а нервы были словно натянуты на струны, готовые лопнуть от малейшего прикосновения. Она понимала, что действует совершенно необдуманно, что следовало бы рассказать об этом Бансаю и Сенпаю, однако у неё просто не было времени искать их, когда жизнь Шинске-сама в опасности. И вот, наконец-то, приехали. Блондинка тут же соскочила с места и побежала вдоль по главной улице, на мгновение скривив губы, от увиденного. Отвратительное место. А что если Шинске-сама соблазнила какая-нибудь из этих шлюх? Нет, Шинске-сама бы не купился на зовы этих уродин, Шинске-сама никогда бы даже не посмотрел на них, Шинске-сама... мотнув головой, Матако внезапно остановилась, поняв, что понятия не имеет где его искать. Её окружали похожие здания, с чуть ли не одинаковыми и яркими вывесками, то тут, то там сновали самураи в окружении проституток. С одной стороны, за решотчатой стеной находились гейши, с другой стороны закусочная, а впереди бескрайняя дорога, по бокам кабаре, бордели и фонари.
- Ну и где мне его искать? - обречённо выпалила девушка, растерянно оглядываясь по сторонам. Не заглядывать же в каждое помещени и не кричать, словно полоумная, "Шинске-сама!!".

+3

3

--->Кабаре

Самурай чуть прищурился. На улице довольно светло от изобилия разноцветных фонарей и ярких красок. Благо единственный глаз адаптировался быстро. Такасуги приподнял голову. Абсолютная чернота наверху казалась совершенно противоестественной. В голове остались базовые знания, а потому разум твердил, что небо не может быть таким, а это место больше похоже на гигантскую пещеру.
Шинске лишь тяжело вздохнул. Мысли вновь начинали путаться, сбиваясь в огромный разномастный клубок. В голове какие-то базовые и первичные знания о мире, привитые с детства, но отчего-то тут они же и кажутся неправильными. Одноглазый старался прогнать прочь ненужные мысли, не приносящие ничего кроме лишней головной боли и невроза.
Тут определенно было свежее. Дышалось свободнее. Такасуги чувствовал себя гораздо лучше.
Шинске довольно внимателен. Только выйдя на улицу, он отметил, что он и рыжий паренек явно за миролюбивых и законопослушных граждан не сойдут. Пятна крови уж точно  не напоминали клюквенный сок или разлитый кетчуп, поэтому прикинуться неосторожными поварами не выйдет.
Такасуги даже немного удивился равнодушию людей, что слонялись поблизости. Не ускользнуло от него и престранное слово "Хьякка". К несчастью, это слово ни о чем не говорило самураю, но то, что оно как-то касалось их троицы, не ставилось под вопрос. Все-таки они, вышедшие из кабаре, где произошла самая настоящая бойня, больше всего походили на нарушителей.
Радует, что они не привлекали к себе лишнего внимание. Другое дело, что совершенно непонятно с чем это связано.
- Вы знаете, что такое "Хьякка"? - обратился к спутникам Такасуги. Конечно, лучше было бы спросить у кого-то из прохожих, но после нападения в кабаре нужно быть осторожнее.
Кто мы? Этот вопрос определенно самый важный. Проблема в том, что он же и самый сложный. Даже принадлежность самого одноглазого к самураям спорна. Такасуги на мгновение подумал, что это даже странное, что в их голове отложилось это слово.
- Не думаю, что мы работники того заведения, хотя...- рассеянным взглядом Шинске скользнул по чулкам девушки, которые явно были сшиты не для собеседования в крупной корпорации. -...Нет. Все равно сомнительно,- равнодушно произнес Такасуги. Шрамы и кунаи, пожалуй, не лучший атрибут для девушек кабаре, хотя самурай и не мог быть в этом уверен наверняка. Рыжий паренек и вовсе мог напомнить старшеклассника. Правда, Такасуги помнил тот хищный взгляд.
Они кардинально отличались друг от друга - это факт.
Пальцами Шинск невольно казался темных ножен. Пожалуй, меч и трубка - единственные зацепки. Под кимоно была и зелененькая книжечка, которую Такасуги умудрился не заметить. Возможно, было у него что-то общее со своими бывшими товарищами-раздолбаями, но скорее он попросту не понимал, что там должно быть что-то ещё...

+3

4

Персонаж Киджима Матако
http://savepic.org/1445191.jpg
Сердце без устали колотилось словно сумасшедшее, что немало раздражало девушку, честно говоря, её сейчас всё раздражало. Она примчалась сюда на всех порах, в надежде спасти Шинске-сама, в надежде увидеть его... а в итоге ничего не может сделать и абсолютно беспомощна. Стоит как дура посреди дороги и не двигается сместа аки истукан. Чертыхнувшись, Матако ещё раз внимательно осмотрела окружающую её обстановку. Вот какой-то потрёпанный самурай зашёл в кабаре с одной из этимх размулёванный проституток, вот гейши облепили со всех сторон какого-то парня, который только зашёл сюда, вот Шинске-сама вышел в компании с каким-то рыжим парнем и девкой... стоп, что?! Глаза расширислись от удивления и блондинка какое-то время молча смотрела на эту компанию, не веря своим глазам. Она нашла его, нашла! И он жив! "А это что ещё за потаскушка рядом с ним?" раздражённо подумала девушка и уверенным шагом направилась в их сторону, еле сдерживая себя, чтобы не сорваться с места и не задушить любимого и глубоко обожаемого Шинске-сама в объятиях. При этом ежесекундо проклиная неизвестную гейшу рядом с ним. Что она там делает, ишь, цаца тоже тут нашлась! Она её бесила, очень. Очень-очень. Её причёска, её лицо, то как она смотрела, то как была одета, её походка. Всё-всё-всё бесило и Матако была готова прям сейчас прострелить ей её бошку только за то, что она расхаживает рядом с Шинске-сама, пока сама девушка с ног сбилась, переживая и ища его.
Вот остались всего несколько шагов и сердце с ещё большей скоростью начало выбивать ритм. Он так близко, он жив. Такой любимой и такой родимый. Девушка наизвусть знала каждый его изгбиг... что был в поле её зрения, увы и ах, самого интересного там не было. Он был так же, как и всегда уверен, но что-то было не так, как раньше и девушка это именно чувствовала. Но внезапно, когда осталось всего-то пару шагов, она замерла и с беспокойством отметила бурые пятна крови. Нет сомнений в том, что это была именно кровь, её она узнает всегда. Что же случилось, чёрт возьми?
Девушка в одно мгновение преодолела короткое расстояние и подскочила к лидеру Кихэйтая, заглядывая ему в глаза, еле сдерживая себя от того, чтобы не задушить его в объятиях.
- Шинске-сама!! Шинске-сама, вы впорядке? Вы не ранены? Что с вами случилось? Что тут произшло? Кто эти люди?? - девушка тараторила буз умолку, а голос с головой её выдавал, было видно, что она на самом деле беспокоится о нём. Да и ещё бы не беспокоилась, он же чуть ли не с ног до головы в крови! А ещё... Матако резко развернулась к гейше, которая находилась, рядом с Шинске-сама и презрительно окинула её взглядом.
- А ты кто такая будешь и что делаешь с Шинске-сама? Решила соблазнить его и обдурачить? Да не надейся, стерва белобрысая, ты его никогда не получишь! - она чуть ли не выплюнула эти слова в лицо незнакомки, продолжая сверлить её взглядом. Ууух, как же она её раздражала-то, а! Откуда эта цаца вообще взялась и почему Шинске-сама с этой гейшей идёт так не возмутимо, а не с ней?!

+2

5

>> Кабаре "Три Звезды"

Тусклый свет фонарей в таком огромном своём количестве очень даже хорошо освещал улицы этого подземного города. В том, что он был именно подземным не могло и возникнуть сомнений, а о чём подумаете вы, взглянув на небо, но увидев металлический свод? Вот только сейчас это было не важно. Совсем. Мысли о том, что там должно быть бескрайнее голубое небо, освещённое ярким солнцем, вместо холодного и железного потолка не возникало. У любого бы другого человека скорее всего возникла подобная ассоциация, но что говорить о том, кто лишился всей памяти и тем "правильно" и "неправильно" стёрлись и смешались напрочь? Можно сколь угодно выглядеть уверенным, однако это не изменит того, что на самом деле ты совсем не понимаешь, что тут происходит, что ты делаешь, куда идёшь... да что там, коли ты даже не знаешь о чём думать? Вот просто в голове такой пустой сумасброд, что становится смешно и не это ли было истинной причиной его улыбки? Может по началу так и было, а может только сейчас казалось что так было? Взгляд безвольно блуждал по прохожим, словно пытался что-то найти, Камуи сам не понимал чего он хочет и чего ищет, на данный момент он вообще ничего не понимал, но в тоже время и не стремился понимать. Где-то глубоко в подсознание возникала мысль, что всё это не правильно, что он тут не должен быть и не это его место. Однако с другой стороны ему было просто всё равно. Всё равно на то, что тут происходит, всё равно попутчиков и на цели преследуемые ими. Или их не было? Цель в жизни - это определённо самое важное, однако что делать когда её нет? Наверное, в таких случаях надо найти её, разобраться в себе.  Вот только он не хотел ничего искать или в чём-то разбираться, потому что сейчас это было не важно. Всё было не важно, он просто существовал и по новой узнавал мир, казавшийся таким беззаботным, он внимательно осматривал всё, что его окружало, это откладывалось где-то глубоко в сознании, но тут же терялось и словно вообще не имело никакого значения. Но это только сейчас так казалось, лишь временно.
Сейчас тело скорее двигалось инстинктивно, так же, как и разум работал. Он ни о чём не думал, но тем не менее, инстинкты и привычки сохранились, их не получилось стереть. Говорят, что мелочи никогда не забываются, видимо, это так и есть на самом деле. И если бы он встретил сейчас кого-нибудь из своих знакомых, то трудно было бы уловить изменения в нём. Лаже сейчас, находясь без памяти, он вёл себя так, словно ничего не изменилось. Его походка, его улыбка, его беззаботность, его жесты, манера говорить... всё осталось прежним. И если только спросят у него что-то, что он должен был знать, но теперь забыл, Камуи тихо рассмеётся и спокойно, даже небрежно скажет: "ха-ха, впервые о подобном слышу, это что-то важное?". Вот тогда-то и станет ясно, что не всё так просто, как кажется на первый взгляд и как никогда раньше понятно, насколько может быть обманчива внешность. Но вот представьте ситуацию, если встретился на пути серьёзный противник. Сильный. Если будет драка. То чувства снова могут перемешаться и снова наружу выйдет личность безжалостного и кровожадного Ято. Инстинкты не сотрёшь, они никогда не умрут  и могут ввести посторонний взгляд в заблуждение, даже того, кто знает правду. Но всё это "если", сейчас этого нет. Только шумный улицы, пропитанные ложью, страхом, гордыней, жадностью и пошлостью. Только внезапные спутники, так называемая их команда. Имеющая несколько схожестей, объединяемая одним немаловажным фактом, но совершенно чуждая и различная между собой.
- Вы знаете, что такое "Хьякка"? - парень развернулся к Самураю улыбнувшись чуть шире прежнего с задорными нотками в голосе произнёс - конечно знаю - слово~ - бредовый ответ, однако факт же. И не важно, что на самом деле и Камуи понятия не имел, что это слово означало, он просто игрался. Да, происходящее теперь воспринималась как игра, он запоминал каждое слово, услышанное. каждую деталь, но при этом не переставал дурачиться. Словно маленький подросток, который увидел что-то, что его заинтересовало. Словно ребёнок, для которого всё было не более, чем забава и он мог позволить себе вольность повалять дурака.
Если смотреть на каждого из них внимательно, то можно было бы сказать, что Самурай казался отстранённым, холодным и равнодушным, словно на них ему как-то всё-равно, словно он погружён в свои мысли, однако что-то не давало ему вообще уйти своей дорогой. Что же? Неведенье, смутные догадки, факты или что-то ещё? Куноичи казалась напротив, самой серьёзной и заинтересованной в происходящем. А ещё самой организованной. Происходящее её явно так просто не  оставляло в покое и требовало разъяснений. А он... а что он? Он словно вообще по ошибке попал сюда, слишком уж Камуи различался от них. Несерьёзный, слишком беззаботный и тем не менее сражались они все втроём и он помнил лицо каждого и он видел кровь на каждом. Пожалуй бурые разводы крови на них были одной из немногих вещей, что объединяли их.
- Думаю, нам надо привести себя в порядок, осмотреться и понять, где мы, - сказал куноичи, только Камуи это казалось это глупым и бессмысленным. Что изменится если они переоденутся? Да ничего, уж для него точно. Ему вообще всё равно было где они находятся и что происходит, можно с интересом осматриваться вокруг, однако этот осмотр ничего не даст и быстро наскучит и то, как он выглядит в глазах других его вообще не волновало, это уже их проблемы, а не его, если им что-то не нравится. Поэтому он развернул голову в сторону девушки с удивлением в голосе обратился к ней - зачем? - вот так просто, всего одно слово, но ясно дававшее понять, что он и правда не видит в этом никакого смысла и лучше заняться чем-нибудь более занимательным.
А вот следующие происходящие события смогли разогнать скуку только начинающуюся навалиться тяжёлым грузом на плечи парня. И нет в это ничего удивительного, когда ты ничего не знаешь и не помнишь, очень быстро потерять интерес к происходящему, если оно однообразно. В этом сценарии, уже успевшем наскучить, появилось новое действующее лицо и при этом весьма активное. Это была девушка, блондинка и на фоне гейш она сильно отличалась, слишком нестандартно одета для них, значит пришла совершенно из другого место. Это было первым, а вторым оказалось то, что она знает Самурая, и зовут его оказывается Шинске. Интересно~ И это при том, что зная его, она не знала их. Печально, но его теория о том, что они одно трио медленно рушилась. Хотя на самом деле печальным это не было, даже напротив - забавным. Неожиданный поворот сюжета всегда радует, особенно если он даёт ясность на происходящее, даже если это происходящее не сильно тебя заботит. Когда же девушка обратилась к Куноичи и весьма агрессивно, Камуи присвистнул и перевёл взгляд с незнакомки на Самурая.
- Самурай-сан, это что же, твоя девушка? - весело, даже слишком и с проскакивающей в голосе насмешкой сказал Камуи. Забавный спектакль начался, что ещё сказать. Ничего, лишь ждать следующих действий, а он будет зрителем.

Отредактировано Kamui (24.03.2011 14:09)

+1

6

Оживленная улица, электрический свет ярких витрин, вывесок и фонарей, сразу же ударили по глазам, стоило только девушке выйти наружу. Почему-то она и не подумала, что за стенами кабаре стояла ночь. В этот миг в голове мелькнула мысль, что в такое место как это день даже не приходит, что солнце забыло об этом городе. Это было так странно, что девушка чуть не поделилась своими мыслями с Рыжим и Самураем, но вдруг в поле её зрения попала следующая картина, показавшаяся до боли знакомой: за прочными железными прутьями стояли девушки в ярких одеждах и макияже, предлагая себя прохожим, на их ярко алых губах играли улыбки, но глаза были другими: в одних была печаль, в других – страдания, в третьих – вызов и бунт. Почему, почему всё это кажется таким знакомым?
- Вы знаете, что такое "Хьякка"? – поинтересовался Самурай-сан.
Рыжий-сан отозвался:
- Конечно знаю - слово~
- Не думаю, что мы работники того заведения, хотя... – задумчиво протянул Самурай-сан, окинув девушку внимательным взглядом. По его глазам она поняла, что он оценивает её, сравнивая с остальными обитательницами этого города. К какому выводу он пришел, было не совсем ясно, но оценив манеру поведения и одежду других, девушка решила, что она играет иную роль в этой истории. И, самое главное, она могла свободно идти по улице, никто не пытался запереть её в клетке.
- Хьякка… - с благодарностью посмотрев на Самурая-сана, натолкнувшего её на такие мысли, медленно произнесла девушка, вслушиваясь в каждый слог. – Хьякка – это кто-то из нас.
Похоже, что Хьякка – это какая-то должность или звание, или род занятий. Может быть, у них есть особые опознавательные знаки? Девушка запустила руку в сумку на поясе. Сперва ладонь коснулась холодного металла, а затем – чего-то гладкого и деревянного, и вот в руках девушки появилась длинная трубка-кисеру, почти такая же, как и у Самурая-сана. Может быть, ещё найдутся кремни или хотя бы зажигалка? Может быть, если губы вспомнят крепкий вкус табака, и в голову придет что-то дельное? Девушка аккуратно набила трубку и собралась попросить у Самурая-сана, дымившего как паровоз, огоньку. Но  в этот момент на сцене возникла новая фигура.
- Шинске-сама!! Шинске-сама, вы впорядке? Вы не ранены? Что с вами случилось? Что тут произшло? Кто эти люди?? – запричитала подбежавшая к Самураю-сану блондинка в розовом мини. От неожиданности девушка чуть не выронила трубку изо рта – вот как оно на самом деле просто! Р-раз – и они знают имя своего спутника. Но вот на вопрос блондинки – кто все они – ответ найти было не так легко. А дальше всё становилось чудесатее и чудесатее. Незнакомка заметила девушку и предъявила претензии:
- А ты кто такая будешь и что делаешь с Шинске-сама? Решила соблазнить его и обдурачить? Да не надейся, стерва белобрысая, ты его никогда не получишь!
От такого агрессивного тона девушка чуть было не выронила кисеру изо рта. Но опускаться до ревнивой дуры – не уважать себя.
- На себя посмотри: кто бы говорил про белобрысых. И для начала тебе бы стоило назвать своё имя, - спокойно ответила девушка незнакомке и посмотрела на до сих пор неизвестного Рыжего-сана и Шинске. На моральную поддержку она не рассчитывала, но пусть Самурай-сан сам объясняется со своей подружкой.

+3

7

Это самое "Хьякка" по-прежнему ставило в тупик. Лишь из-за принадлежность к женскому полу - а девушек тут, как не трудно заметить, уж очень много - можно было предположить, что это относилось к "куноичи". С другой стороны, Такасуги тоже неплохо вписывался в местный антураж своим цветастым кимоно. Досадно, но вопросов становилось все больше и больше. Вместо ответов одни предположения, в достоверности которых убедиться не так уж и просто, равно как и сориентироваться в городе, в которым чувствуешь себя пришлым туристом, никогда не выезжавшим за пределы собственного села.
Новоявленное действующее лицо резко оборвало все мыслительные процессы, обратив их в новое русло, и остановило едва не начавшееся путешествие по городским улицам.
Шинске, надо признать, очень удивился. Блондинка в розовой одежде - этакой пародии на японский наряд - точно обращалась к нему, а главное так уверенно. Она не могла ошибиться: Такасуги уж точно не был похож на статиста, способного с легкостью слиться с толпой, особенно сейчас, когда на кимоно остались кровяные пятна.
Теперь Такасуги знал свое имя. На определенные мысли наводило обращение "сама", да ещё и этот обеспокоенный голос. Самурай был несколько растерян. Резкая боль кольнула голову, будто воспоминания старались выбраться сквозь скорлупу беспамятства, но, увы, безрезультатно. За болью никаких мыслей или обрывков памяти не последовало...
- Сомневаюсь...- негромко произнес Шинске в ответ на реплику рыжего паренька. Девушка определенно должна быть знакома, но излишне уважительное обращение отметало в сторону версию рыжего, но тут же пришлось усомниться в своих словах...
Шинске хотел было к ней обратиться, ведь эта девушка пока самый ценный источник информации, но она внезапно переключилась на Куноичи.
Такое ощущение, будто бы жена застукала мужа с другой женщиной, но, вопреки обыкновению, решила проломить пакостную черепушку именно женщине. Такасуги не знал, как вообще на это следует реагировать, хотя бы потому, что все ещё не понимал, кто для него эта особа. Эти постыдные для лидера Кийхейтая эмоции сейчас казались абсолютно нормальными и уместными.
Женские разборки, конечно, радуют глаза мужчин, но сейчас явно было не до этого. Ладонь лидера Кийхейтая опустилась на плечо до сих пор неизвестной блондинистой особы, вмешавшейся в происходящее с таким шумом.
- Кто вы? Вы меня знаете? - Такасуги не знал, что ещё можно сказать в этой ситуации, зная о себе только то, что его имя "Шинске". Второй вопрос, пожалуй, излишний или даже глупый, но подобное простительно человеку, практически полностью потерявшему память.

+3

8

Персонаж Киджима Матако
http://savepic.org/1445191.jpg
Матако ожидала увидеть и услышать что угодно, была готова к любому повороту событий. Так она думала, представив перед собой бесчисленное количество возможных развитий событий - от того, что он решил тайно работать в этом пагубном месте, ради выяснения какой-то невероятно важной цели, до того, что женат на этой уродке и у них двое детей, а ещё собачка и двухэтажный дом на окраине города. Да, она приготовилась к любой шокирующей новости и готова была сделать что угодно ... что угодно ради него и только него. Она ведь и правда любила, любила, дорожила и была благодарна за всё. И она никогда не скрывала это особо, но и открыто никогда не говорила об этом. Зачем? Ведь просто достаточно и того, что ей хорошо рядом с ним, тепло ... но теперь, теперь она не знала что делать и какое-то время удивлённо переводила взгляд с одного присутствующего на другого. Так долго она, наверное, никогда не молчала за всю свою жизнь. Да, она всегда была чересчур импульсивна, если это касалось Шинске-сама, но сейчас надо было всё обдумать и проанализировать. Рыжий парень особо не встревал в разговор и казалось, что просто прогуливается здесь, хотя его замечание насчёт того, что она девушка Такасуги заставило Матако невольно смутиться, с другой стороны реакция Шинске-сама была совсем не такой, какой она ожидала увидеть, а если учесть ещё этот вопрос, обращённый к ней ... неужели он и правда забыл? Забыл её?! В это не хотелось верить, да и слишком абсурдной казалась эта мысль, но с другой стороны, складывалось ощущение, что этого рыжего паренька он знает куда лучше её, да что там! Он так спокойно ответил ему... ответил! На такое нелепое замечание, чёрт знает кого он ответил, а к ней обращается на "вы"! Девушка раздражённо сморщила нос и, медленно убрав руку Шинске-сама со своего плеча, хоть и очень не хотела этого делать, глубоко вздохнула, пытаясь собрать мысли в единое целое, так или иначе, блондинистая шлюшка представляла из себя наибольшую угрозу. И вообще, как она смеет ТАК разговаривать? К тому же, она не опровергла ни единого слова, она не отрицала, всё сказанное, значит на самом деле ей нужен Шинске-сама? Ну это мы ещё посмотрим. Усмехнувшись, Матако с презрением осмотрела незнакомку с ног до головы, после чего небрежно фыркнула, махнув рукой, мол а не погулять бы тебе где-нибудь в другом месте?
- Я не обязана называться такой, как ты. Имей в виду, я ни за что не отдам Шинске-сама тебе - с этими словами девушка подошла ближе к незнакомке и внимательно, посмотрела ей в глаза - думала воспользоваться тем, что Шинске-сама потерял память и одурачить его? Или это как раз твоих рук дело, а? Мне плевать кто ты и кто тебя послал, но не думай, что так легко сможешь уйти после того, что сделала, ещё одно неверное движение и я прострелю нахрен твою бошку!
Да, Киджима Матако всегда вела себя не слишком-то серьёзно, взбаламошенная, быть может капельку помешанная на Шинске-сама, но когда дело принимает такой оборот, она может быть на самом деле собранной ... но не больше пяти минут ... и они уже истекли.
Губы блондинки тут же сложились в самой, что ни на есть очаровательной и заботливой улыбке и, она не долго думая, подскочила к лидеру всея Кихейтай и обняла его, словно пыталась утешить. Нет-нет, вы не подумайте, она не пользовалась случаем и думала только о том, чтобы помочь ему, никакой личной выгоды ... ну почти никакой.
- Шинске-сама! Даже если вы забыли меня я, Матако ... всё равно ... я всё равно буду всегда любить вас! Я не позволю никому одурачить вас и помогу вспомнить всё, я не верю, что все те чувства могут так легко забыты, любовь, ненависть, месть ... я знаю, что есть вещи, которые всегда будут преследовать нас, пока мы собственными руками не оборвём их причину! - девушка так же внезапно отошла назад и внимательно посмотрела на Шинске-сама. Нет, она не жалела о сказанном, просто слишком уж всё казалось нереальным. Но вот взгляд снова стал жёстким и холодным, она смотрела на чёртову гейшу, которая хотела использовать Шинске-сама в своих целя. С ней надо было что-то делать.

-----------------------------------
В целях более логического развития событий Камуи пропускает очередь и будет какое-то время играть роль стороннего наблюдателя

0

9

Девушка с пониманием смотрела на то, как блондинка в розовом истерит. Самурай-сан, то есть, Шинске-сан  действительно был красив, неглуп и прекрасно владел мечом. Внезапно в памяти всплыл факт, что по статистике популярного журнала «Он и она», такой тип мужчин пришелся по душе 99% опрошенных женщин, да и не надо было особо и думать, чтобы это понять. Именно поэтому вот эта вот особа в розовом не обязательно является дамой сердца Самурая-сана: не исключено, что она просто восторженная поклонница, которая воспользовалась тем, что он потерял память. Но всё-таки стоит с ней поговорить. Возможно, получится узнать, кто такой Шинске и зачем он отправился сюда. А потом стоит разыскать тех, кто может что-то знать и о Рыжем-сане. Девушка огляделась и решила, когда на улицах станет поменьше народу, осмотреться и добыть какую-то информацию о Хьякка. Скорее всего, это слово относилось к ней, потому что её спутники не были похожи на местных обитателей. А вот она в своем кимоно с разрезом и чулках… Впрочем, что бы там не думала их новая знакомая, в своем розовом мини она выглядела не намного целомудреннее.
Девушка огляделась. Вопли и причитания блонды уже начли привлекать внимание прохожих. А это было очень и очень плохо, ведь напавшие на них люди могли находиться где угодно. Не стоило подставлять под удар местных жителей, поэтому было необходимо найти более спокойное место для разговора.
Девушка закурила, сделала пару затяжек и обратилась к причитавшей и стенающей Матако.
- Успокойся, никто никого не собирался дурачить.
Внезапно её посетила новая догадка, озвучивать которую было немного неловко: «А вдруг он сбежал в квартал развлечений из-за неё? Неудивительно, такая истеричка доведет любого».
- Мне кажется, что улица – не самое подходящее место для выяснения отношений, так ведь, Шинске-сама? – сказала девушка, пристально глядя на самурая, и надеясь, что он предпримет хоть что-то для того, чтобы угомонить свою подружку и попробует выяснить у неё что-то полезное.

+2

10

Несколько хаотично и смазано, но не судите строго: лидер Кийхейтая нынче болеет.

Шинске, признаться, был сбит с толку. Девушка, представившаяся как Матако, обвиняла во всем случившемся Куноичи. Это странно, если учесть, что у обвиняемой тоже напрочь отсутствовала память, впрочем, напрасно самурай пытался логикой объяснить поведения перевозбужденной девушки.
И вот Такасуги неожиданно оказался в объятиях девушки.  Невольно он даже попятился назад, но все же устоял на ногах.
Она, наверное, говорила о своей любви, но у Такасуги она (любовь) была одна единственная за всю жизнь. Такая странная и непонятная прочим, только его бывшим товарищам, выросшим вместе с ним.
Легкое покалывание, но не более. Воспоминания и все то, что пробудилось вместе со словами Матако, явно пытались пробить завесу беспамятства. И лишь сейчас он почувствовал, что что-то твердое находится меж тканью кимоно и его телом, когда в голове всплывал прямоугольный блеклый образ, исчерченный бесчисленным числом размазанных символов, что уже невозможно было прочитать.
Как только девушка отошла, Такасуги достал ту самую зеленую книжку. Все, что осталось от Шоэ-сенсея. Единственный глаз расширился.
Он поморщился от резкой боли, приглушенно зашипел, подобно раненой собаке. Бесцветная пелена не хотела выпускать из своих цепких объятий родные сердцу воспоминания. Казалось, он прямо сейчас видел перед собой очертания добродушной улыбки учителя. Разумом он не понимал, кто этот человек, но чувствовал приятное тепло, на мгновение даже заглушившее колкую и пренеприятную боль.
Большим пальцем самурай провел по довольно глубокому порезу, оставленному на книге лезвием меча Зуры.
- Этот мир отнял у нас Шоэ-сенсея… – эхом звучал голос, скорее напоминающий звериное рычание. Он так искажен, что Такасуги не сразу осознал, что это отзвуки его собственного голоса.
- Я просто уничтожаю все… – это уже не его голос. Такасуги уверен, что не его голос. Тот самый черный зверь рычал все сильнее с каждым мгновение, желая наставить своего хозяина на путь истинный, на путь разрушения.
Странно, но это успокаивало. Он чувствовал, что секундный страх сменялся умиротворением. Чувство, сходное с тем, что ощущало его тело, когда он в беспамятстве рубил людей и аманто.
Голос куноичи отвлек Шинске. Он дышал довольно ровно. Дрожь ушла довольно быстро, а ведь буквально пару секунд назад его рука судорожно тряслась, норовя выронить бесценную книгу.
Он кивнул, соглашаясь с Куноичи. Их компания зашла в ближайшую подворотню, чтобы не привлекать к себе излишнего внимания.
- Матако, кто такой Шоэ-сенсей? – среди голосов, что звучало в голову Шинске, он отчетливо слышал это имя, он даже понимал, что это и есть тот улыбающийся человек с длинными волосами. Проблема в том, что было лишь беспорядочный набор воспоминаний. Никакой цельности.

+3

11

Персонаж Киджима Матако
http://savepic.org/1445191.jpg

- Матако, кто такой Шоэ-сенсей? - почему-то после этих слов она почувствовала опустошение и разочарование. С другой стороны, чего она ожидала? Что он бросится в объятия к ней и скажет что-то ласковое? Конечно же нет, это так глупо, ведь это Шинске-сама, он всегда был таким, иногда казалось, что ему совершенно плевать на всех, абсолютно на всех. Хотя же это такое ... так оно и было. Девушке даже перехотелось отвечать этой блондинистой шлюшке. И правда, кто этот Шоё-сенсей, что он помнит его даже в такой ситуации? Что эта за тетрадь такая, что смогла вызвать такие эмоции. Что вообще всё это значит для него и почему ему оно так важно? Она ревновала. К этому человеку, не важно, что она его совсем не знает, но он занимает так много места в сердце Шинске-сама. Он смог пробраться через пелену забвенья, он смог вызвать чуждые ему чувства, он смог успокоить его. А она не смогла, она ничего не могла, только стрелять и психовать. Она даже не может ответить на его вопрос, она просто не знает его.
Киджима послушна пошла за ним, чуть отстав позади, а на лице на мгновение появилась грустная улыбка. Но Матако не была бы собой, если бы поддавалась подобным эмоциям, в конце концов, сколько она уже его знает? Разве раньше не было подобного? Раньше не эта одна из его черт, что так нравится ей? Разве у них ни одна цель, разве она не говорила, что всегда пойдёт следом за ним? Она восхищалась им, любила, уважала, ценила ... но она понимала, что для него не более чем очередной инструмент и хотела быть хоть сколь немного полезной ему. Она не хотела потерять его, ведь тогда желание никогда не будет осуществлено и если уж выбирать между любовью и целью, она выберет цель. К тому, же она будет рядом. Разве этого не достаточно? Достаточно, просто быть рядом и не быть обузой, помочь осуществить его желание.
На губах снова заиграла самодовольная улыбка и девушка повернулась к до сих пор неизвестной гейше, осталять за ней последнее слово Матако была не намерена, пусть знает своё место, выскочка.
- Да чтоб ты знала, я и так спокойна. Всегда. И ты похоже и правда дура - думаешь, я поверю твоим словам? Ха! Не надейся - голос снова начал повышаться, а в глазах ясно можно было прочесть презрение и гнев. Она бесила её. Эта блондинка просто выводила её из себя. Её присутствие, её манера говорить, её поведение... всё до мелочей. Она просто раздражала её.
- И что это за "Шинске-сама", а? Не старайся выглядеть приличнее, чем ты есть на самом деле. Твой внешний вид и место обитания говорят сами за себя! - теперь Матако вспомнила, где она раньше слышала это слово "Хьякка", что так часто бросали до этого момента в их сторону. Да и как она сразу не поняла, ведь об этом знает каждый осведомлённый человек, а если учесть то, как она одета, как держится, эти шрамы - она и есть член этой организации, ведь иначе бы она было бы или за решёткой, как остальные проститутки, или же одета попроще - кто тебе приказал убить Шинске-сама? Ведь этим вы, Хьякка, занимаетесь, устраняете тех, кто чем-то вам не угодил! Вот только чем? Поверь, Шинске-сама не нужно это захудалое местечко, у лидера Кихэйтая, есть дела поважнее этого - последние слова слова девушка чуть ли не выплюнула, а после овернулась к Лидеру и виновата улыбнулась, стараясь выровнять голос и успокоиться.
- Простите, Шинске-сама, я не знаю кто такой Шоё-сенсей, но могу предположить, что это кто-то из прошлого, из времён войны с Аманто - "Ведь именно об этом времени вы почти никогда ничего не говорили, хотя вы никогда ничего не говорите, только по делу... но почему же мне тогда кажется, что причина всего именно в нём?".

офф: гоменэ, кажется я жёстко так скатился в ООС.

+1

12

Почему, стоило только Шинске-сану спросить о своём учителе, в груди как-то странно похолодело? В памяти возник до боли знакомый силуэт. Этот человек стоял спиной к ней. «Если ты хочешь стать сильнее, отбрось свою женственность, Цукуё», - велел он. А потом был холод лезвия, уверенно сжимаемого в детской руке, боль, закричать от которой она не имела права – ведь учитель увидел бы её слабость, и безмолвные слёзы, бежавшие по щекам наперегонки с кровью. Вот как оно всё было… И несмотря на это, вопреки тому, что учитель всегда был холоден к ней, девушка знала, что их узы слишком прочны, чтобы их можно было позабыть. «Вспомнить лицо, разыскать его… Или… или пусть он сам меня найдёт!»
Голос Матако вернул Цукуё назад на грешную землю. Казалось, что она никогда не замолчит и уж тем более, не станет слушать других. Но блондинка в розовом была, к сожалению, единственным мостиком между событием, после которого они потеряли память и жизнью до этого момента, так что избежать разговора не получится. Так что придется собрать в кулак всю свою волю и воспитание, дабы не опускаться до её уровня, и постараться извлечь из нового знакомства какую-то пользу.
Итак, уже известно, что её зовут Цукуё, она из местных, но работает не в борделе или кабаре. Она из Хьякка, и, видимо, это какой-то местный спецназ, который устраняет таких, как Шинске-сан. Он же – не простой любитель девушек попроще, что, впрочем, по нему и так было заметно, а лидер Кихейтая, которому не нужно это захудалое местечко. Матако – его коллега по цеху. А Рыжий-сан… Цукуё поглядела на него краем глаза. Он тоже не из простых: выглядит слишком молодо для клиента этого города, не пялится на женщин озабоченным взглядом, к тому же, зонт и китайская одежда смутно напоминали ещё одного человека, которого именно, пока не получалось вспомнить.
- Прошу прощения, что вмешиваюсь в ваш разговор, произнесла Цукуё, стряхнув с трубки пепел. Хотя вернее было бы сказать «Прощу прощения, что говорю, когда вы перебиваете». – Если Шинске-сан находится здесь, то у него были какие-то дела именно тут. Ну не развлекаться же он сюда пошёл, в самом деле?
Пусть оба примут это за комплимент. Ругаться сейчас нельзя ни в коем разе.

+4

13

Блонда с кисэру как-то странно изменилась в лице при упоминании о Шоё-сэнсэе. Что-то знает?
Киджима, сузив глаза, взглянула на неё. Да нееет, вряд ли. Судя по всему, Шинске-сама первый раз эту чиксу видит. Хотя... может просто и не помнить. Матако сникла. С другой стороны, если уж даже ей, Матако, ничего о Шоё-сэнсэе неизвестно, то с чего бы блондинистой чиксе что-то знать? Хотя... опять же, может просто и не помнить.
Ксо! Всё упиралось в это «может и не помнить»!
- Прошу прощения, что вмешиваюсь в ваш разговор, - не замедлила вылезти чикса. - Если Шинске-сан находится здесь, то у него были какие-то дела именно тут. Ну не развлекаться же он сюда пошёл, в самом деле?
- Хвала Аматэрасу, дошло наконец! - воскликнула Матако, всплеснув руками.
Но тут же мысленно себя одёрнула. Стоооп! Чикса задала вопрос, полный ответ на который полагалось знать только Шинске-сама. Ну, и некоторые детали могли знать Бансай, Такечи и она, Киджима.
«А точно ли эта чикса такая, какой хочет казаться? Точно ли её память пуста?
С другой стороны, зачем бы ей притворяться? Какие у меня основания ей не верить? Ну, кроме того, что ни я, ни Шинске-сама ничего о ней не знаем...»

Да уж, и белобрысая чикса, и третий беспамятный выглядели простыми, как тапки. Матако запнулась. До неё только сейчас дошло, что она совершенно упустила из виду третьего, рыжеволосого паренька.
«А зря, он выглядит странно знакомо».
Киджима окинула его взглядом.
Длинная рыжая коса. Неестественно светлая, белоснежная кожа. Безмятежная улыбка, выглядевшая в данной ситуации донельзя нелепо. Китайская одежда. Зонтик.
Белоснежная кожа. Китайская одежда. Зонтик.
Вспоминай, Киджима, вспоминай!
«...А ещё она нечеловечески сильна, да и кожа у неё белоснежная...» - зазвучал в памяти голос Такечи-семпая.
Точно! Парень напоминал ту девчонку-Ято!
У Матако от неожиданного открытия аж дыхание сбилось. Из Йошивары срочно надо было делать ноги. Прямо сейчас. И ещё надо как-то стряхнуть с хвоста этих двоих.
- Шинске-сама, - обратилась она к самураю, всё ещё рассматривающему зелёную книжицу. - Давайте вернёмся на корабль. Может быть, привычная обстановка поможет вам вспомнить? В любом случае, шататься по Йошиваре в компании Хьякка и Ято — просто самоубийство!
«Ой. Проболталась, вот дурёха..!»

+3

14

Становилось скучно, да и Джамп подходил к концу. В который раз. Она успела перечитать этот выпуск от корки до корки, даже то, что было напечатано мелким шрифтом сзади. Блин, я даже уже согласна на Акамару Джамп... Сейчас умру. С недовольным видом, который может быть только у владельцев крупных фирм, когда они узнают, что кто-то ворует деньги с их счета, девушка демонстративно закрыла толстый журнал, а после спрятала в тайник, где хранила остальные атрибуты отаку (а куда именно, история помалкивает). Сидеть в железяке тоже порядочно надоело, к тому же этой крикливой блондинки не было слышно. Даже стало интересно, куда же она подалась. Правда, вариантов было достаточно мало, а если быть точной, то всего лишь один. И я, пожалуй, пройдусь. Вспомню молодость. Взяв катану, повесив на плече, Мегуми, наконец, вышла из сумрака на свежий воздух.
Йошивара. Город похоти, и место воплощения мужских желаний. Товар здесь минимум в два раза дороже, и, конечно, качество соответствующее. Но единственное, что отличает это место от мужского рая - металлическое небо, из-за которого тут вечная тьма.
Это практически тот же квартал красных фонарей в Кабуки, только в десять раз больше. Разноцветные вывески, яркие фонари и кимоно женщин, чем-то это все напоминало прежнее ее место жительства. На хладнокровном лице даже мелькнула улыбка, полная ностальгии и воспоминаний. Почти как дома... Только вот почти. Единственное различие между кварталом в Эдо и Йошиварой заключается в том...что здесь нет нормальных книжных магазинов!!! Внутри закричал голос, полный ненависти, и в то же время разочарований. А я так надеялась. Нобуко беглым взглядом осмотрела продажных женщин, и их одеяния напоминали попугаев на рынке: которая птица краше, ту и забирают. А значит, ее ожидает очередные хрустящие купюры в кошельке, и чувство, как душа снова разрывается от чужих прикосновений мужских грубых рук. Кстати о деньгах, удаться ли мне здесь немного подзаработать. Не успела девушка до конца составить план дальнейших действий, как кто-то обнял за плечи, и грубо притащил к себе. От объекта несло за два километра. Табак и спиртное - гремучая смесь. Но по внешнему виду нельзя сказать, что он относился к тем, кто зарабатывал ниже среднего. Золотые украшения и дорогая на вид одежда, говорили, что он какой-то бизнесмен. По крайней мере, в его кошельке всегда что-то найдется.
- Эй, красавица, почему скучаешь в одиночестве?- Правда вот лицо напоминало свинью, разве что пятака не хватала.
Мегуми тут же натянула милую улыбку, и смутилась, как будто ей делают предложение.
- Я вас дожидаюсь, Господин. - Голос наполнился всей аристократичностью, которой она обучилась за многие годы. - Хотите развлечься? - Хотя, и без того было ясно. Бывшая продажная женщина взяла на себя инициативу, т.к. мужчину шатало как пьяного Санта Клауса, после Нового Года. Но Нобуко еще повезло, что ее физическое состояние позволяло не сломаться от такой туши. Завернув за ближайший угол, где обычно оставляли различный мусор, девушка, наконец, отошла от этой человекообразной свиньи, и ударила что есть силы локтем в затылок. Тому деваться было некуда, и мужчина потерял сознание, и словно куча ненужного барахла рухнул на мусорные мешки. Животное. Обыскав недоделанного Казанову, ей посчастливилось найти кошелек, и даже в нем что-то находилось. Где-то около десяти-пятнадцати тысячи йен. Как ни крути, но и такие деньги на дороге не валяются. Положив добычу между двумя женскими сокровищами округлой формы, Мегуми небрежным движением возвратила человекообразной свинье бумажник, и, отряхнув кимоно, вышла снова на ярко освещенную улицу. Ну, и где мне ее теперь искать. Преодолев очередной поворот, ей посчастливилось услышать знакомый голос. Направившись к блондинке, и не забыв натянуть на лицо выражение сплошного пофигизма, она даже смогла заметить Шинске, и еще несколько людей, у которых так же, как и у лидера Кихэйтая одежда была в больших пятнах крови. Это не мое дело.
- Самоубийство, это находиться в твоих объятиях, Киджима. - Косо посмотрев на девушку в розовом, она повнимательней осмотрела всех остальных. Одна, похоже, как раз из Йошивары, а про принадлежность рыжеволосого у нее даже и догадок не было. - Здравствуйте, Шинске-сан. Вы разобрались с делами? Или... - Нобуко глянула на гейшу, которая выглядела не намного приличней бывшей проститутки. - Еще остались незавершенные дела?

+4

15

В силу беспамятства персонаж не совсем адекватен (не совсем адекватен даже для Такасуги).

Такасуги держал потрепанную старую книжку, но, увы, ничего, кроме одного единственного имени и нечетких образов, он не вспомнил. Похоже, книжка дала ему все, что могла дать. Он помнил лишь свои ощущения. Предполагал, что этот Шое-сенсей был очень близким и, возможно, дорогим человеком.
Не развлекаться. Он пришел сюда определенно не для развлечений. Шинске не знал, но чувствовал это. К несчастью, лидер Кихэйтая не мог и предположить, по какому делу он сюда прибыл.
Оборванная книжка скрылась под кимоно. Как он и подумал, именно куноичи была связана с этим непонятным “Хьякка”. Не упомяни Матако незабвенный Кихэйтай, Шинске уже подумал бы, что он сутенер. Это бы многое объяснило: что он делает в подобном месте, да и подошедшие девушки под подобную легенду подошли бы, равно как и куноичи.
- Пожалуй, ты права, – задумчиво произнес Такасуги. Ему просто необходимо увидеть что-то связанное с его прошлым.
Ещё одна девушка, гораздо лучше вписывающаяся в декорации Йошивары, стремительно приближалась к разношерстной компании. Такасуги лишь кивнул.
- Думаю, остались, – он ещё помнил, что его пытались убить. Помнил, что оставил позади изуродованные трупы человекообразных чудовищ. Странно, что он не удивлялся их виду. Это нормально. Всю информацию, будто смыло, вместо неё осадком остались ощущения. Только на ощущения Шинске мог положиться в эти минуты. Именно ощущения подсказывали ему, что нет ничего странного во внешнем виде тех чудовищ, нет ничего странного в том, что его рука не дрожит. Он определенно привык убивать.
Такасуги казался каким-то растерянным и подавленным. Память возвращалась, но абсолютно бессвязными и незначительными крупицами, путающими его ещё сильнее, но вдруг что-то кольнуло в голове…
Взгляд единственного глаза перешел на рыжего парнишку, выглядевшего таким беззаботным все это время. Если блондинистая дама – Хьякка, то он – Ято.
Что-то кольнуло в голове. Такасуги остановился. Он вспомнил, что это были за чудовища. Вернее одно единственное слово, которому он не придал особого значения поначалу. Аманто. Матако произносила это слово. Он убивал аманто до этого. Точно убивал. И он знал, что Ято и Аманто – нечто сходное, одинаковое. Не нужно быть гением, чтобы увидеть монстра в парнишке, голыми руками разрывающего на части людей и нелюдей. Аманто пытались его убить. Он не понимал почему, просто не мог понять, но он знал, что этот парень, Ято, тоже аманто.
Он стоял молча несколько секунд. Такасуги не помнил войны, не помнил бесчисленных сражений, не помнил, как он учился убивать. Эти навыки сидят в нем, как и в любом воине, так глубоко, что искоренить их невозможно, как невозможно стереть вместе с памятью черного зверя, алчущего крови и разрушения.
Сейчас не было привычных границ, созданных холодным рассудком и расчетливым и коварным умом. Только растерянность, но она слишком слаба, чтобы сдержать чудовище, которому представился такой расчудесный случай, выйти наружу, превратить в действия забытую жажду разрушения.
- Аманто… аманто пытались меня убить.
Такасуги сказал это негромко, глядя в землю единственным глазом. Он будто обращался не к своим сторонникам, а к самому себе.
Его взгляд изменился, будто не Такасуги, а нечто темное и гадкое, обитающее в недрах его тлеющей души, сейчас стояло здесь. На губах нет оскала, но его взгляд волчий, безумный.
Шинске действовал стремительно. Тело двигалось само, только в голове мелькали нужные движения, будто команды к действию. Он не сильнейший из живущих, не представитель сильнейшей расы во вселенной, но ранее Такасуги, ещё совсем молодой, наводил ужас на аманто не только благодаря своему Кихэйтаю…
Он чуть пригнулся, одновременно разворачиваясь к Ято. Окровавленное лезвие вылетело из ножен. Клинок рассекал воздух. Удар должен был прийтись на правый бок, разрубив надвое молоденького паренька.

+4

16

Здесь всё выглядело наигранным и так и веяло фальшью. Напущенная яркость, завлекающие улыбки, похоть во взгляде и скрывающаяся за ними усталость, отстранение и отвращение. Лишь глупец или слепой подумает, что его здесь ждут и хотят. Тут все закованы в невидимые оковы, они как марионетки в руках умелого кукловода. Сначала это даже забавляло смотреть на то, как женщины улыбаются прохожим, стараясь выглядеть желанными, и как мужчины разглядывают их с ног до головы, чувствуя здесь всесильными и наслаждаясь своим мнимым превосходством. Наивные и глупые люди, находящиеся во власти своих желаний и стремящиеся только к тому, как их удовлетворить. Слабы. Только слабый духом человек позволит каким-то чувствам и эмоциям взять над собой вверх. Почему-то, смотря на представшую перед ним картинку, в  голову пришла именно эта мысль. Они то и дело слонялись туда-сюда, женщины с пустым взглядом и похотливыми искрами в нём, наигранная улыбка, мужчины, развлекающиеся с ними в ярких зданиях. И выходящие от туда с чувством собственного достоинства. Неужели именно такие "подвиги" заставляют чувствовать людей себя сильными? Разве это есть сила? Сила. Одно слово, но отчего-то оно имело большой вес и больше ничего не нужно было. Лишь сильного противника, наблюдать за жителями этого тёмного "театра" быстро надоело, хотелось большего, а именно дать волю инстинктам. В венах закипала кровь и подсказывала что делать, тут не нужно было складывать какие-то логические цепочки и думать над следующим шагом, всё, что надо было - это слушаться внутреннего голоса, а он подсказывал, что надо действовать. Ещё чуть-чуть и можно начинать представление.
Парень медленно развернулся в сторону своих невольных спутников, которых, к слову, стало уже больше. Помимо крикливой блондинки, на сцене появилась ещё одна девушка, оказалось, что она так же знакомая Самурая, правда, с блондинкой походу не дружила. Всё-таки девушки такие забавные создания, вот только сейчас они не представляли для Камуи никакого интереса, что было нельзя сказать о самурае, так часто называемом Шинске. Вот так вот прлосто и легко, объект внимания Ято перестал быть безымянным, хотя какая вообще разница как его зовут? Пока это не имело значения, а потом видно будет. Имя, положените, статус ... это всё второстепенные факторы. Сейчас же, так называемый Такасуги Шинске, выглядил как-то даже нерешительно, словно пытался найти ответ на какой-то вопрос, а тот лишь ещё больше ускользал в глубь. И, на самом деле, Камуи хотел не это увидеть, он желал увидеть то, что сокрыто внутри. Он помнил, как Самурай дейсвовал в кабаре, те резкие и лёгкие движения, в которых не было ни капли сомнение, как он убивал одного за другим, молниеносно и не задумываясь над своими действиями. Тот взгляд и то безумие ...
Всего мгновение и беспечное лицо паренька сменилось. На губах заиграл хищный оскал, а взгляд синих глаз ясно выражал нетерпение. В них не было и следа былой беспечности или же наивности, он был жёстким и даже можно сказать, что безумным. Он жаждал крови и, словно услышав, его внутренний голос, Самурай начал действовать и из жалкойй зверушки превратился в Хищника. Именно он был причиной такой резкой перемены в Камуи. Он наконец-то оскалил клыки и обнажил катану, походу намереваясь разрезать Ято напополам. Вот оно. Дикая улыбка на губах, лёгкий разворот и шаг назад. Удар прошёл мимо цели. Улыбка стала шире, а взгляд чуть прищурен, резкий выпад и рука метнулась к остро-заточенному оружию, хватая его за лезвие. Тут же брызнула кровь, окрапляя серую асфальтовую дорогу в ярко-красные капли. Однако сам Камуи не обратил на это внимания, внимательно смотря в глаза Самурая, и лишь сделал шаг вперёд, так, чтобы они стояли почти вплотную друг к другу.
- Зверь наконец-то решил показать свои когти, а не трусливо прятаться в тени? - как и прежде  спокойный и беспечный голос, но теперь было ясно, что это всё не просто его забавляло. Такой поворот событий был лишь на руку Камуи и не просто радовал его, он был намерен получить от происходящего как можно больше удовольствия. И Камуи никому не позволит помешать его веселью.
Отпустив лезвие, парень слизнул кровь с ладони, делая несколько шагов назад, а на лице снова заиграла привычная улыбка. Только вслед за такими простыми движениями последовал резкий выпад и удар рукой, м етивший точно в солнечнгое сплетение.
Имя? Должность? Цель? Какое это имеет значение сейчас?

+1

17

Если бы Матако не упомянула некоего Ято, то Цукуё бы выложила бы пару контраргументов на её заявление о том, что общество Хьякка опасно. Опасно заплывать за буйки, пальцы в розетку засовывать, садиться в машину к незнакомым мужикам. А что могло случиться с Шинске здесь, на этих освещенных улицах, где нет ни буйков, ни розеток, ни машин? Вдобавок, он самурай и может постоять за себя.
Но слово «Ято» навязчиво пульсировало в сознании, и постепенно в памяти возник профиль длинноволосого мужчины в годах. Было что-то пугающее в этом человеке. Что-то нечеловеческое. Что-то бесчеловечное. Он был связан с местом, в котором они сейчас находились, прочными узами.
Но внезапное появление нового действующего лица не дало куноичи вспомнить имя этого мужчины и его роль в жизни этого города. Подошедшая женщина в своем ярком кимоно и с вызывающим макияжем напоминала местных гейш, однако, она была знакома с самураем. «Пользуется популярностью», - усмехнулась про себя Цукуё.
А то, что происходило дальше,  напоминало сцену из малобюджетного самурайского боевика. Шинске, как будто, что-то вспомнил и напал на Рыжего, а тот остановил и отвёл лезвие голой рукой. Они оба напоминали двух диких зверей, движимых жаждой крови - человек тем и отличается от животного, что сражаться его побуждают другие причины. А самоуверенность, мелькнувшая в голосе Рыжего, вновь напомнила Цукуё о том мужчине-Ято. Хосэн! Хозяин ночи. Хозяин всего в этом городе. Всего, кроме…
Цукуё пошатнулась и чуть не уронила на пол кисеру. Перед её глазами возник знакомый образ: строгое, светлое лицо женское лицо с добрыми глазами – это же солнце Йошивары, Хинова. А за после быстро-быстро замелькали образы из прежней жизни Цукуё: годы освоения будущей профессии, затем ученичество у Джирайи, отречение от женственности, Хьякка…
В душе Гейши Смерти закипело праведное возмущение. Хьякка поддерживают порядок в этом городе, защищают его жителей от всяких уродов и дебоширов с катанами за поясом. Цукуё не выдержала, сорвалась: её рука сама собой потянулась к спрятанным в складках одежды кунаям, и через мгновение два десятка метательных ножей воткнулись в землю у ног Самурая и Рыжего.
- Прекратите! – суровым тоном велела Гейша Смерти мужикам. – Этот город – неподходящее место для разборок.
Однако если посмотреть на ситуацию с другой стороны, нападение на Шинске и Рыжего – недосмотр Хьякка. Позволить такому случиться в «неподходящем для разборок месте»! Надо было срочно увести разговор в другое русло.
- Сами посудите: вы оказались в одно и то же время в одном и том же месте, вас пытались убить одни и те же аманто. Может быть, это означает, что кому-то невыгоден ваш союз?

Отредактировано Tsukuyo (01.08.2011 23:28)

+3

18

Лицо Шинске-сама вдруг изменилось. Не в смысле «исказилось», а просто стало другим. Оно принадлежало уже не лидеру Кихэйтая, а Чёрному Зверю. В безумном пламени взгляда словно растаяли все мысли.
Киджиме не раз приходилось наблюдать такое, и она знала, чем может закончиться. Более того, она знала, чем это начнётся!
...Шинске-сама выхватывает меч...
Мысли пролетают в голове примерно с той же скоростью, с какой клинок летит к правому боку парня-Ято.
«Ну почему Шинске-сама не послушал её?! Какого тэнгу он напал на рыжего, сведя к нулю все шансы тихо убраться отсюда?! Что теперь делать?! Остановить его?! Да это то же самое, что приказать горному потоку повернуться вспять или попытаться остановить вращение Земли силой авторитета!!!»
...Ято мягко отшагивает назад и хватается за клинок, без труда гася замах...
Нет, неверно. Не то же самое. В бой вступает Ято. Может, сам парень и не помнил о себе ничего, зато Матако прекрасно помнила, что такое Ято.
Одной ей не справиться. Если бы блондинистая чикса перестала озадаченно моргать и вспомнила о своих обязанностях, если уж она из Хьякка, а Нобуко догадалась бы упасть в обморок, шансы бы ещё были...
...Ято, разорвавший было дистанцию, возвращается и направляет кулак в солнечное сплетение лидера Кихэйтая...
«А вот это уже наглость, молодой человек! Никто не смеет бить Шинске-сама. Никто, я говорю!»
Киджима в одно мгновение оказалась между Шинске-сама и Ято. Если предупредительный выстрел в коленную чашечку рыжего парня не заставит его умерить свой пыл, то хотя бы удар достанется не Шинске-сама...
...И, если кости Матако окажутся недостаточно прочными, то для продолжения потасовки Ято сперва придётся снять её тело с кулака...
Кажется, что пуля движется навстречу Ято медленно, слишком медленно. Гораздо медленнее, чем кулак, летящий Киджиме в грудь.
«Шинске-сама, прощайте. Я вас любила»
Секунды шли. Удара не было. Киджима осторожно приоткрыла один глаз. Ято застыл, опустив руку и с лёгким недоумением в синих глазах глядя куда-то вниз. Однако смотрел он не на простреленную коленную чашечку, а на рядок кунаев, чёткой границей отделявшей его от Матако и Шинске.
Какое счастье! Блондинистая чикса тоже успела среагировать! Правда вот, - Киджима взглянула на Мегуми — Нобуко так и не догадалась упасть в обморок. Ну да ладно. Главное, «движение планет» остановлено... Киджима почувствовала, что даже, наверное, благодарна блондинке Хьякка.
- Прекратите! – строго сказала последняя. – Этот город – неподходящее место для разборок. Сами посудите: вы оказались в одно и то же время в одном и том же месте, вас пытались убить одни и те же аманто. Может быть, это означает, что кому-то невыгоден ваш союз?
«Ну и заявочки!»
- Во-первых, не ори на Шинске-сама, - начала Киджима. - Во-вторых, что значит — неподходящее место для разборок?! Как тогда вообще начался весь этот сыр-бор? У тебя самой на одежде кетчуп, что ли?

Отредактировано Kijima Matako (02.08.2011 16:16)

0

19

На присутствие, или, даже существование отреагировал только Шинске, ответив на вопрос Мегуми. Остальные же либо просто окинули взглядом (Блондинка-гейша, и Рыжий) или просто проигнорировали (Блондинка с пистолетами). Но этот вопрос ее не особо беспокоил. К тому же, она сюда пришла не для новых знакомств, т.ч. ее тем более не должно волновать игнорирование со стороны незнакомцев.
Особо сожалеть по этому поводу у нее времени не было, т.к. что-то между Такасуги и Рыжим вспыхнуло, и они тут же набросились друг на друга, как собака на кошку, в попытке отобрать кусок мяса, который выкинул повар из дорого ресторана для несчастных бездомных животных. Что б ненароком ее не задели, Мегуми отошла в сторону, но ввязываться в их разборки не собиралась, и в отличие от Матако, знала, что все же, их лидер не такой уж и простой, и в обиду себя не даст. Даже, если он противостоит представителю самого сильного клана на земле. Ведь если приспешники сомневаются в способностях своего предводителя, то тогда какой же он лидер? Но некоторые поступают не как принято, а как велит сердце. В данном случае, Киджима. Уже никому не секрет, что та неровно дышит к Шинске, и старается всячески ему помочь, даже если ее помощь мужчине и не особо нужна. Любовь и люди бывают разные. И если уж на то пошло, то вряд ли такого человека как Такасуги можно представить в роли заботливого папочки, ну или на худой конец, любящего человека. Главной любовью в его жизни является разрушение, и ничего больше не заставит его сердце вздрогнуть. По крайней мере, так считала сама Нобуко. Но ведь блондинке этого не объяснишь. Она, словно непонимающая дередере, которой говоришь, мол, этот парень ее не полюбит, пускай и одноклассник этой девушки, но она все равно пытается добиться его чувств. А без толку. Молодежь, что с них взять. Хотя, сама еще ни разу никогда не влюблялась. Поэтому, кто бы говорил. Рассуждения бывшей продажной женщины были прерваны возгласом гейши-воительницы, которая, дабы остановить двух разбушевавшихся не на шутку мужчин раскидала к их ногам десятки кунаев. Да, еще бы совсем чуть-чуть, и они превратили в пыль все что видят. Особенно, не повезло б Матако, которая отчаянно решила пожертвовать своей жизнью ради лидера. Достаточно предсказуемо.
-Может быть, это означает, что кому-то невыгоден ваш союз? – Ой, да ладно. Какой союз может быть между человеком и аманто. Пускай этот Рыжий и выглядит как человек, но внутри него все равно сидит зверь, и никакие уступки он никогда не сможет пойти. Хотя, Шинске-сан практически точно такой же. Добиться цели, не обращая внимания на то, какими жертвами она досталась. Поэтому, союз всячески исключается, как вариант. Не успела блондинка практически закончить, как Киджима вставила свое громкое слово, отчего, Мегуми даже уши закрыла, боясь оглохнуть от ее мощных звуковых волн, издаваемые голосом. Это кто еще орет.
- Ну, если не союз, то возможно кому-то была на руку ваша смерть. Сами посудите. Вот вы, уважаемый, - Нобуко глянула на Ято, - представляете для общества достаточно большую опасность, собственно, как и Шинске-сан. А для некоторых вы достаточно большая проблема. Как говориться, меньше народу – больше кислороду. А вы, девушка, я так понимаю, из Йошивары. И судя по вашему вооружению всегда готовы к бою, и скорее всего, охраняете город, что б не было никаких нарушений и так далее. А может, как раз для некоторых личностей, вы так же являетесь препятствием для осуществления их коварных планов в жизнь. Ведь если нет пастуха, всех овец быстро разворуют. – Ну, или как-то так. – И гейша права. Тут не место для разборок. А то еще донести могут, что вы здесь бродите. Вот человеку, или группе, пытающейся вас убить, будет достаточно обидно, и они постараются вас из-под земли достать и завершить то, что они задумали, наконец. Лучше пойти куда-нибудь, где не так все людно, и спокойно все выяснить. Нет, конечно, если вам больше нравиться катанами размахивать, вам никто мешать не будет. Ну, почти. – Нобуко кинула взгляд на Громкую Алую Пулю, которая, если что, голову сломает, но Шинске-сама защитит любой ценой. Да и вообще, что-то сегодня Мегуми разговорилась.

0

20

Память возвращалась медленно. Такасуги по-прежнему не мог с уверенностью сказать, что такое “Ято”, но почему-то он совершенно не был удивлен, когда этот щуплый с виду паренек остановил лезвие голой рукой. В сражениях важен не здравый рассудок, а инстинкты. Пусть Такасуги уже давно по-настоящему не сражался лично, но его инстинкты уступали только Ято, у которых они врожденные.
Рыжий отпустил лезвие. Самурай почти машинально отступил назад одним коротким прыжком, увеличивая дистанцию. Противник двигался быстрее человека. Такасуги успел бы смягчить удар, но в его сторону двигалась Матако. Пусть белый демон полагается лишь на свои силы в безнадежных сражениях и оберегает кучку чужих ему существ, которых он называет семьей. У черного зверя нет этих обременительных привязанностей. Отбросив самое дорогое, он может без колебаний отбросить и прочее.
Он перехватил катану поудобнее. Киджима станет живым щитом и позволит атаковать своему лидеру. С распоротым брюхом даже ято долго не проживет, а живой щит тем и удобен, что лезвие может легко пройти сквозь него. Хотя Шинске очень не хотел бы жертвовать Матако ради победы над одним единственным аманто.
Бой остановился. Вмешалась, так называемая, Хьякка. Такасуги не сразу приметил кунаи, но видел – благо он был выше Матако – что рыжий все-таки остановился. Шинске неохотно опустил меч, так и не скрыв лезвие в ножнах.
Сейчас это ещё не совсем лидер Кийхетая. Скорее нечто близкое к Зверю. Он ещё не понимает точно, где он находится. Помнит далеко не все, но прекрасно осознает пределы своих возможностей, понимает, что две девушки из его, так называемой, стаи. Но из-за непонимания того, где они находятся, что тут делают и кто пытался его убить, Шинске с опаской смотрел на окружающих.
- Это была не просто разборка. Меня точно пытались убить, – он и не смотрел на гейшу смерти. Наверное, говорил самому себе.
Союз? Тень удивления скользнула по лицу. Какой союз? Как он, лидер Кийхетая, может заключить союз с аманто? Он ведь воевал с ними, убивал их десятками, сотнями. Точно убивал. Эти картины уже всплывали в его голове, будто на считанные секунды он вновь оказывался на поле брани, но и они не остались в долгу. Разве могли они стать союзникам? Или все-таки… могли…
Поток бессмысленных мыслей и размышлений, проносящихся за считанные секунды в голове. Уже половина кусочков паззла сложены правильно, но Шинске по-прежнему не мог разглядеть все картинку. Простор для фантазии, но белая пелена медленно все же рассеивалась.
- Верно. Вы правы, – с легкой усталостью сказал Такасуги. Как же тяжело во всем этом разобраться и до чего просто быть безумным зверем.
Он помассировал висок пальцем как-то небрежно, все же спрятав в ножнах лезвие. Какая оплошность и глупость. Сумасбродство достойное его бывших “товарищей”. Напасть на аманто посреди этого города... Рассуждать нужно здраво.
- Ято, почему ты убивал аманто? – он коснулся плеча Матако, отодвигая её в сторону, а сам сделал шаг вперед. Шинске помнил тот бой. Он помнил, что Ято убивал прочих солдат, но Шинске не мог с уверенностью сказать, что рыжего тоже пытались убить. Странная логика, но, право, нужно за что-то зацепиться.

0


Вы здесь » Gintama.| Just Do It » #Йошивара » Главная дорога